Подпишитесь на нас:

Война не смогла отнять мечту стать учителем

47
25 мая 2020

92-летнего педагога с полувековым стажем, ветерана Великой Отечественной войны Заки Миншаеховича Фаррахова в Агрызском районе знают практически все. Несмотря на то, что в юности война отодвинула его мечту стать учителем, он не изменил ей и, пройдя множество испытаний, все-таки стал педагогом. О том, как Заки Миншаехович пережил годы войны в его воспоминаниях, которые нам удалось записать…

- В 1941 году я окончил семилетнюю школу в селе Кичкетан Агрызского района. Мы с друзьями из моего класса собирались поступить в Мензелинское педагогическое училище, но мечта не осуществилась, ведь 22 июня 1941 года Гитлер объявил войну и всех мужчин нашей деревни срочно отправили на фронт. Война постучала в каждый дом. Воевать отправились мои двоюродные братья Касыйм, Салих, Шайхельахмат, Гыйльмулла – все пали смертью храбрых. Вернулся лишь старший брат Гата Миншаехович, который воевал под Сталинградом, освобождал от гитлеровцев Польшу. За «особую храбрость, самоотверженность и мужество, проявленные при защите Отечества» он был удостоен ордена Красного Знамени.

В деревне фронту помогали все, чем могли. Ярким примером заботы тружеников тыла о защитниках Родины стал сбор и отправка на фронт теплых вещей. Моя мама по заданию военкомата района круглосуточно кроила и шила штаны, гимнастерки для фронтовиков. Сколько труда и душевной теплоты вложила она и другие женщины деревни Кичкетан в эту работу!

Как и везде, не хватало рабочих рук – все трудоспособные мужчины ушли на фронт, а женщины одни не могли справиться с огромными посевными площадями, поэтому не по годам взрослая, тяжелая физическая работа легла на плечи мальчишек. Сельский совет села Кичкетан и управление колхоза приняли решение оставить нас, вчерашних школьников-юношей, трудиться на полях и в колхозе. Хлеб жали лобогрейками, серпами, обмолачивали молотилками и по разнарядке райкома партии отправляли в заготзерно. Помню, мне дали две лошади, и я возил зерно массой 3,5 центнера в Красноборский зерновой склад – это примерно 30 километров пути. Лошадей не хватало, они выбивались из сил, поэтому в конскую упряжь впрягали быков и коров колхозников. На своих коровах везли колхозный хлеб для государства. Наш сельсовет организовывал «красный обоз», который состоял из 35 упряжек с зерном, и эти подводы непрерывным потоком тянулись на заготовительный пункт.

Я работал в колхозе до октября 1944 года, а потом меня призвали в ряды Красной Армии, хотя мне тогда еще не исполнилось и восемнадцати.

На станции Инза Ульяновской области в специальных трехэтажных землянках, которые были сооружены в лесу в годы войны для 250 солдат, мы приняли присягу. Затем нас разделили по взводам и отправили в Латвию, Литву и Эстонию. Я попал в отдельный 138-й батальон части Министерства госбезопасности. Мне и моим товарищам дали автомат с двумя дисками ППШ и патронами в количестве 72 штук. Эти автоматы мы видели впервые. Почему-то в военкомате перед отправкой в Прибалтику нас учили пользоваться только трехлинейной винтовкой Мосина.

Через трое суток мы были на железнодорожной станции Гайжун Литвы – это недалеко от города Шауляй, в 50-60 километрах от Вильнюса. Командир Сафронов проверил наши шинели, обувь, автоматы, и нас, 400 солдат, увезли в Вильнюс.

После того как устроились в казармах, нас начали водить в лес на задания. Вместе с бывшими фронтовиками мы искали военные базы, оставленные гитлеровцами. Они охранялись бандитами, зачастую были заминированы. Так, однажды двое наших солдат вернулись с задания инвалидами: один – без рук, второй – без ног. Первый хотел дотянуться до часов, висевших на дереве, другой солдат наступил на мину. После этого поиски баз временно приостановили.

После празднования Дня Победы, нас к этому времени осталось 50 солдат, перевели в Брест. В этом городе находились лагеря для немецких пленных, где жили около 30 тысяч человек. Пленные разгружали вагоны, а мы их охраняли.

Мне не пришлось служить в армии 8 лет. Однажды в одном из сражений с бандой, меня ранили. Я полгода пролежал в госпитале города Гродно, а затем двое солдат привезли меня домой.

На этом Заки Миншаехович Фаррахов обрывает свои воспоминания. Нам же известно, что после войны он все-таки поступил в Мензелинское педучилище и окончил его с красным дипломом. Директор педучилища дал лучшему выпускнику направление для поступления в Елабужский пединститут. В 1949 году Фаррахов стал первым секретарем комсомольской организации села Красный Бор. Затем работал начальником управления районного комитета КПСС. После окончания Елабужского педагогического института, в 1962-1964 годах, Заки Фаррахов возглавлял управление образования Агрызского района. Затем стал директором школы №1. С 1976 года его судьба тесно связана с Агрызской коррекционной школой-интернатом. В течение 20 лет Заки Миншаехович работал руководителем этой школы, а после выхода на пенсию - учителем истории. Заочно он окончил факультет истории и обществознания Казанского государственного педагогического института.

Педагогический стаж Заки Миншаеховича Фаррахова составляет 50 лет, не считая годы учебы. Но главная гордость Заки Миншаеховича – его дети. Сын Айрат стал заслуженным врачом республики, возглавлял министерство здравоохранения Татарстана, депутат Госдумы РФ. Дочь Альфия (двойняшка Айрата) – редактор газет «Камские зори» и «Тан йолдызы» в Набережных Челнах. А старшая дочь Гузалия продолжила педагогическую династию - учитель истории и обществознания в Исенбаевской средней общеобразовательной школе Агрызского района, заслуженный учитель Республики Татарстан.

Гульназ Тукманова, председатель профсоюзной организации, учитель английского языка Исенбаевской средней общеобразовательной школы Агрызского муниципального района РТ

Опубликовано в рамках республиканской профсоюзной акции «75 историй Победы»

#75историйПобеды

Заки, Гата, Сафа Фарраховы.

 

Система Orphus